Выквырагтыргыргын Валерий Александрович. Очерк

Материал подготовила методист по издательской деятельности государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов Чукотского АО «Чукотский институт развития образования и повышения квалификации» Выквырагтыргыргына Лариса Сергеевна.

Валерий Александрович со своими изделиями. Фото из семейного архива мастера.

Однажды утром, беседуя с мужем на кухне за чашкой чая, у меня нечаянно вырвалось:

- Завидую по-хорошему своему брату, что родился, вырос и всю жизнь живет в тундре. Детей своих родил, вырастил там же, и никаких особых забот и мучений с выбором профессий ни у него самого, ни у его детей и внуков. А с другой стороны, ну что в той жизни можно еще познать, постичь?! Как метал наш древний предок аркан одним и тем же способом, так и мечут его нынешние потомки, чтобы ловить оленей. Ничего с тех пор особо не изменилось …

Семья Валерия и Ларисы Выквырагтыргыргыных. Фото из семейного архива мастера.

На что мой муж взволнованно произнес:

- Ты о чем, Лариса? Ты забыла, что в тундре жили и сейчас живут абсолютно разные люди. Один человек не похож на другого ни внешне, ни тем более внутренне! Каждый из них уникален и замечателен по-своему! Да, это правда, что они живут по однажды установленным правилам, законам, обычаям. Но каждый все равно делает это как-то по-особенному. Например, чтобы сделать своей жене приятный сюрприз, муж в подарок ей делает не простой тивийгын, а именно такой, какой будет напоминать ей о его чувствах и отношениях к ней в те времена, когда его не будет рядом с нею. Или изготовит из куска дерева, бивня моржа, мамонта не простой гребень для роскошных волос, вплетенных в тугие косы, а такой, который поможет ему выразить чувства, полные нежности и любви его к ней.

Или взять жену, хозяйку, подругу, мать. Любовь, преданность, нежность, забота любящей женщины – все это видно каждому не вооруженным взглядом. Это не передается словами, это выражается через одежду, которую она изготавливает и шьет для своего мужа, отца, сына. На иного мужчину смотришь и не налюбуешься, потому что одежда, сделанная с любовью, подчеркнет статную, крепкую, уверенную в своих силах фигуру хозяина тундры. И о чувствах и отношении женщины к нему напомнит каждый шов одежды, мягкая, бархатистая выделка оленьей шкуры, теплая на ощупь, легкая, колыхающаяся при маленьком дуновении ветра мужская кухлянка.

А потом, ты сама не раз рассказывала, один старик – не просто чей-то дед, прадед, и он – настоящее сокровище и богатство. Потому что он – великолепный рассказчик, чья рассказанная легенда, или быль захватывают воображение людей так, что никакому телевизору, Интернету со всеми возможностями и прелестями не справиться, и они никогда не заменят живого общения. Ибо оно, общение, волшебным образом воздействует на нас так, что взволнованная память обязательно донесет очень важные вещи до будущих любознательных поколений.

Родное стойбище Валерия Выквырагтыргыргына. Фото из семейного архива мастера.

После сказанного мне стало неловко от того, как примитивно я думала о той среде, в которой пребывала свои первые семь лет жизни. Вспомнилось вдруг о том, что и песни люди в тундре поют разные, счастье и горе переживают по-разному, любят, ненавидят и переживают тоже по-разному. И каждый из них приходит в этот мир своим путем и по-своему в этой жизни ищет и проявляет себя, и находит воплощение своим умениям и талантам.

Валерий Александрович Выквырагтыргыргын родился в 1955 году в многодетной семье рыркайпийской тундры в местечке под названием  Эльотконвын (нынешнее название - Золотая долина), что в переводе с чукотского языка означает Место игрищ на бубнах. Их отец Ятгыргын пользовался уважением, непререкаемым авторитетом и почетом в стойбище оленеводов. Старший брат Семен и старшая сестра Екатерина от природы обладали певческим талантом. Брату стоило лишь один раз услышать русскую народную песню или частушку по спидоле, и эти песни в его мастерском исполнении разносились по ночной тундре во время дежурства в оленьем стаде. Волки и другие хищники с опаской обходили те места, где под веселое исполнение песенного репертуара бодрствующего пастуха спали спокойно олени. В сердце особой любовью теплится память о маме, которую звали Мэйнынэв. Она славилась по всей рыркайпийской тундре своим умением вышивать, украшать взрослую и детскую одежду чудным орнаментом. Хоть в чукотской традиционной культуре и существовал запрет на украшательство детской одежды, Мэйнынэв, преодолев суеверия, делала это без ограничений особенно тогда, когда в их семье появились внучата. Украшались даже их шапочки, рукавички и чижики.

Родители мастера: Ятгыргын и Мыйн’ын’эв. Фото из семейного архива мастера.

Еще Валерий Александрович вспоминает, как ему нравилось разглядывать предметы старины, которые хранились в семье как реликвии и доставались лишь в особенных случаях, чаще в праздники. Среди тех предметов были со вкусом и аккуратно расшитые руками прапрабабушки древний плащ из кишок моржа и древние ритуальные шапочки, древние копья предка с выпиленными узорами на древке, необычных форм деревянные ковши, половники, ложки, чаши, предназначенные для выполнения древнего обряда и т.д. В эти минуты приходило ощущение сопричастности и неразрывности от тех процессов, которые когда-то кем-то созданы и продолжают свое развитие с нашим непосредственным участием. Не могу сказать точно, кто заронил страсть к художественному  творчеству, но наверняка, первой была мама, которая, к тому же, обладала еще одним талантом – умением заинтересовать, научить и поддерживать интерес к тайнам древнего ремесла. Часто возле нее и ее поделок часами проявляли свою любознательность и любопытство девочки из соседних яранг, затем проводили с ней все свободное время за шитьем и оттачивали полученные навыки вышивания.

Мастер использует в сюжетах изделий зарисовки из тундры. В этом ему часто помогают фотографии, сделанные им еще в молодости.

Потом, когда наступило время выбора профессии, Валерий Александрович, не задумываясь, избрал профессию художника. После окончания Владивостокского художественного училища в 1979 году, получив специальность театрального художника-декоратора, приехал в город Анадырь.

В качестве художника-костореза впервые попробовал силы в 1990 году по просьбе коллеги по работе на предприятии «Анадырская Сельхозтехника», где в то время работал художником-оформителем. С того момента стали поступать заказы от знакомых и друзей. В связи с возросшим объемом заказов появилась необходимость изучения опыта работы в области традиционного косторезного искусства других художников. С этой целью в 1994 году на собственные средства добрался до села Уэлен и посетил творческие мастерские именитых граверов и резчиков по бивню моржа Ивана Ивановича Сейгутегина, Юрия Рено, Сергея Николаевича Никитина, Татьяны Александровны Печетегиной и Сергея Каляча. Общение с коллегами способствовало определению тематического направления в творчестве – это сюжетные картины из жизни и быта чукотских оленеводов, запомнившиеся с детства, наполненные особым колоритом, духом древних традиций и обычаев.

Его работы хранятся в частных коллекциях северян, в том числе уехавших с Чукотского полуострова в центральные районы России. Большой интерес проявляют к творчеству гости Чукотки - туристы, этнологи, кинематографисты из Франции, Швейцарии, Германии, Канады, США, Австралии, Китая, Дании, Норвегии, Финляндии, Мексики, Турции, Израиля и других стран.

Участвовал в выставках, организованных в Дни культуры Чукотки в городах Москве Дудинке, Якутске (Россия),  Оттаве (Канада), Эльне (Франция), Женеве (Швейцария),  Анкоридже (Аляска, США),  Харбине (Китай), Анадыре (Чукотский АО).

Сегодня, как никогда, сама жизнь подсказывает нам, что истоки творчества надо искать в тесной взаимосвязи с историей своего народа, своего племени-рода, своей семьи.

Валерий Александрович со своей супругой Ларисой Сергеевной и сыновьями. Фото из семейного архива мастера.